elenkaivanova (elenkaivanova) wrote,
elenkaivanova
elenkaivanova

Categories:

Время, чтобы думать

Оригинал взят у dr_frankenstein в Время, чтобы думать.

Думать стало труднее.

Не в смысле психического напряжения, а в смысле места и времени для этого процесса. Сидя в своём привычном рабочем кресле и понимая, что беспокоящие чувства - они никуда не уйдут; ни кино, ни новости,  ни книга, ни сигареты, ни сёрфинг по сети мне уже не помогут скрыться от потребности думать, и думать какое-то время. На пару дней я даже растерялся: что происходит? Чего мне не хватает? и что же мне важно делать? И вдруг вспомнил...

Я вспомнил, как всего лишь 14-16 лет назад у меня была привычка садиться в кресло - и, удобно чувствуя себя в нём, думать. Этому я посвящал 1-2 часа в день минимум. Иногда я думал часами (перемежая этот процесс написанием стихов). Я размышлял, вспоминал, переживал, прислушивался к себе, к звукам окружающего мира, снова переживал, возвращался к началу мыслей, наблюдал грани самого мышления... А тут вспомнил - и понял, что давно этого не делаю. И тем более не пишу стихи. Я сказал себе, что тогда в моём пространстве жизни не было ни компьютерных игр, ни интернета (телевизор я уже тогда не смотрел), что теперь всё гораздо сложнее и что тогда я был наивен и чрезмерно романтичен. И всё-таки это в чём-то ложь. Никто не отнимал у меня моего права думать, и права брать себе на это время. Ни сейчас, ни тогда.

Тогда я курил папиросы «Беломор» (только питерский и только фабрики Урицкого). Он был хорош тем, что гас, секунд через 10-15 после того, как прекращаешь затягиваться. Я мог курить одну папиросу больше часа. Я сидел в кресле, смотрел на картины очень талантливых художников – картины были повсюду. Я жил в художественной галерее. Прямо в ней. Точнее, в квартире, находящейся прямо над галереей, которая (квартира) была одновременно и офисом, и складом невыставленных картин. Частью из них были оформлены все стены в квартире. И я в ней жил.

Сидя в старом кресле и наблюдая картины, скульптуры, сюжеты в них, я думал, часами. Когда я больше не мог думать, я слушал город – и снова смотрел на картины. Потом я ставил раскладушку, и ложился спать глядя на картины в свете уличных фонарей. Я просыпался, открывал глаза, и снова видел картины и удивительную керамику. В таком месте невозможно рано или поздно не почувствовать нечто, что беспокоит душу необъяснимо глубоко.

Однажды, перебирая от нечего делать картины на складе, я наткнулся на удивительного художника. Теперь и не вспомню фамилию. Его картины были не просто нарисованы – они были вылеплены из краски, да так, что даже рама во многих местах была охвачена волнами полотна и краски. Там были люди и рыбы, там были мужчины и женщины, там было что-то в каждой картине, заставляющее болеть живот. Там были глаза. У всех персонажей были глубокие и выразительные глаза. Но это так, элемент. Казалось, что каждая картина смотрит на меня непонятно откуда, из какой глубины. Но взгляд был такой, что у меня перехватывало дыхание, и  невольно начинали катиться слёзы. А я смотрел и смотрел…

Когда я спросил друга-галериста, почему он не выставляет этого автора, он сказал, что это неважный художник, что он не умеет писать картины. Я не согласился, но промолчал, потому что я уже знал, что мы по-разному переживаем искусство, и здесь нечего доказывать. А главное  – он не слышит и не чувствует того, что слышу и чувствую я, глядя на его картины. Как же его звали? Если бы у меня были деньги купить если не все, то хотя бы какие-то его работы, я бы купил. Купил бы тогда, и сейчас тоже - ничего не изменилось.

Другие художники были великолепны, я просозерцал их картины за 2,5 года от и до, в каждой линии – они действительно безупречны, трогают за самую душу, и стоят своих денег. И все, совершенно все работы, беспокоя душу, побуждали много думать, размышлять, осмыслять и чувствовать невыразимо прекрасные и сильные чувства… Но вот уже 14 лет я уверен, что мне повезло встретиться и пообщаться с гением.

Я вспомнил ту жизнь  -  и в этот момент очень ясно понял, что мне жизненно необходимо время. И я могу его себе дать. Столько, сколько нужно.

Теперь я его себе даю. Мне стало легче.

А вы? Вы даёте себе время подумать о своём дне, своём способе жить? Своём времени и своём месте? Даёте себе подумать, куда и зачем вы идёте? Или что вы прямо сейчас делаете и зачем?

О чём вы вообще думаете, оставаясь с собой наедине?



Tags: Искусство, другая сторона одиночества, мысли и чувства
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments